Контакты

Юлия друнина: краткая биография, фото и видео, личная жизнь

Юлия Друнина. Подробная биография

Юлия друнина: краткая биография, фото и видео, личная жизнь

Юлия Владимировна Друнина родилась 10 мая 1924 года в Москве в учительской семье. Отец — историк и педагог Владимир Павлович Друнин (1879-1942), работал учителем истории в 1-й московской спецшколе ВВС; мать — Матильда Борисовна Друнина (1900-1983), работала в библиотеке и давала уроки музыки. Жили в коммуналке, бедно.

С 1931 Юля училась в московской школе № 131, где преподавал её отец. С детства она любила читать и не сомневалась, что будет литератором. В 11 лет начала писать стихи.

Посещала литературную студию при Центральном Доме Художественного воспитания детей, помещавшуюся в здании Театра юного зрителя. В конце 1930-х участвовала в конкурсе на лучшее стихотворение.

В результате, стихотворение «Мы вместе за школьной партой сидели…» было напечатано в «Учительской газете» и передано по радио.

В 1941 из 10-го класса средней школы ушла на фронт, была санинструктором, дважды ранена, награждена орденом Красной Звезды и медалью «За отвагу», демобилизована по ранению в конце 1944.

В Литературном институте в конце 1944 Юлия Друнина познакомилась со своим однокурсником, фронтовиком, комиссованным по ранению, и начинающим поэтом Николаем Старшиновым. Вскоре они поженились. В 1946 родилась дочь Елена. Молодая семья ютилась в маленькой комнатке, в общей квартире, жили сверхбедно, впроголодь.

В 1952 окончила Литературный институт им. М. Горького. В 1954 Юлия Друнина поступила на сценарные курсы при Союзе кинематографистов. Здесь она познакомилась с известным киносценаристом Алексеем Яковлевичем Каплером.

Любовь вспыхнула сразу, но ещё шесть лет Юлия боролась с этим чувством, сохраняя верность мужу, пытаясь сохранить семью. В 1960 Друнина всё-таки рассталась с Николаем Старшиновым и, забрав с собой дочку, ушла к Каплеру, который также развёлся.

Супружество Каплера и Друниной, продлившееся 19 лет, было очень счастливым. Юлия посвятила мужу, своей любви к нему, огромное количество стихов — хотя и меньше, чем о войне, но больше, чем о чём бы то ни было другом.

Смерть Каплера в 1979 так и осталась для Друниной невосполнимой утратой.

Первый сборник стихов «В солдатской шинели» вышел в 1948.

За ним последовали: «Стихи» (1952), «Разговор с сердцем» (1955), «Ветер с фронта» (1955), «Современники» (1960), «Тревога» (1963), «Страна юность» (1966), «В двух измерениях» (1970), «Не бывает любви несчастливой» (1973), «Окопная звезда» (1975), «Солнце — на лето» (1983), «Это имя…» (1984), «Метель» (1988) и др.

Пережитое на великой войне стало отправной точкой в развитии поэтического мировосприятия Друниной и сквозной темой ее лирики.

Но и в суровых условиях фронтовой жизни, находясь постоянно в смертельной опасности, Друнина остается женственной в своих чувствах и переживаниях, и эта женственность, не только сохраненная, но и обострившаяся в условиях передовой линии фронта, помогла ей несомненно быть не только самоотверженной сестрой милосердия, но и стать замечательной поэтессой.

Лирическая героиня (а лучше сказать — сама Друнина, потому что в ее лирических переживаниях нет ничего придуманного и условно-обобщенного, как нередко бывает у других лирических героев) на войне впервые испытала и поэтически, несмотря на экстремальные условия, пережила чувство любви. «Ко мне в окоп сквозь минные разрывы / Пришла твоя любовь. / Не знала я, что можно стать счастливой / У дымных сталинградских берегов», — признается она в одном стихотворении. О такой любви редко когда было сказано в отечественной, в мировой поэзии. Именно на передовой у Друниной сложилась убежденность, которую она пронесла через всю свою жизнь: любовь может быть взаимной и безнадежной, краткой и длительной, легкой и трудной, но «не бывает любви несчастливой», ибо переживание любви, даже безответной, очищает, преображает и возвышает человека.

Другая «высокая точка отсчета» для Друниной — это рожденное на войне чувство солдатской дружбы, которое постоянно дает о себе знать в ее стихах и о фронтовых подругах и ровесницах («Зинка», «Однополчанке», «Званый обед», «Ты вернешься» и мн. др.), и о погибших на войне парнишках, и о ветеранах («Солдатские будни», «Не знаю, где я нежности училась…

», «Встреча», «А годы, как взводы, идут в наступленье…» и др.). Здесь, говоря словами самой поэтессы, она выступает «связной / Между теми, кто жив и кто отнят войной».

С глубоким проникновением в души и творчество поэтов своего поколения написаны ею стихи, посвященные памяти Вероники Тушновой, Сергея Орлова (цикл «Под сводами души твоей высокой») и Бориса Слуцкого («Наш комиссар»).

До конца своих дней Друнина оставалась чуткой к жизни своих соотечественников и своей родины, ко всему, что происходило в мире.

Она с большими надеждами на лучшее будущее восприняла перестройку конца 1980-х, стала депутатом Верховного Совета СССР, много выступала в периодической печати не только со стихами, но и с публицистическими статьями, в которых с тревогой писала о том, как неоднозначно проходит перестройка, как у многих людей происходит девальвация высоко ценимых ею моральных и гражданских ценностей. Трагически был воспринят Друниной развал СССР. Личные утраты (смерть второго супруга, известного кинорежиссера А. Каплера) и крушение общественных идеалов послужило, судя по всему, основной причиной самоубийства Друниной 21 ноября 1991 года: она отравилась выхлопными газами автомашины в своем гараже. Такого ухода из жизни никто не ожидал от нее, привыкшей всегда и во всем бороться и стоять до конца. Однако ее самоубийство вряд ли можно рассматривать только как свидетельство ее бессилия перед чуждым ей поворотом событий. В последнее время она действительно чувствовала бессилие своего поэтического и публицистического слова перед неприемлемым для нее ходом событий, но не хотела покорно мириться с этим. В добровольном уходе Друниной из жизни следует, вероятно, видеть единственный оставшийся у нее, человека искреннего и благородного, человека-максималиста, способ протеста против совершающегося в мире. Гибель Друниной отозвалась глубокой скорбью в сознании соотечественников.

Биография

Произведения

  • Белый флаг
  • Не встречайтесь с первою любовью
  • Ты – рядом

Критика

  • «Научилась верности в бою…»
  • Родом из войны
  • Сестра по оружию

Ключевые слова: Юлия Друнина, биография Юлии Друниной, скачать подробную биографию, скачать бесплатно, русская литература 20 в., русские писатели 20 в., жизнь и творчество Юлии Друниной

Друнина Юлия Владимировна

Юлия друнина: краткая биография, фото и видео, личная жизнь

  • Искусство | Поэзия

    ПоэтессаЛауреат Государственной премии РСФСР имени М.

    Горького (1975, за книгу стихов «Не бывает любви несчастливой»)Кавалер ордена Отечественной войны 1 степени (1985)Кавалер ордена Трудового Красного ЗнамениКавалер ордена Красной ЗвездыКавалер ордена «Знак Почёта»Награждена медалью «За отвагу»Награждена медалью «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг.»

    Награждена Серебряной медалью имени А.А.Фадеева (1973)

    Я только раз видала рукопашный,Раз — наяву и тысячу — во сне.Кто говорит,что на войне не страшно,

    Тот ничего не знает о войне.

    Именно эти строки принесли ей самую большую известность.Юлия Друнина родилась 10 мая 1924 года в семье учителя истории Владимира Друнина и его жены Матильды. Школьницей она посещала литературную студию и много читала. Писала стихи. В конце 1930-х годов Друнина стала победительницей в конкурсе на лучшее стихотворение.

    Его опубликовали в «Учительской газете» и передали по радио. Переломным событием в жизни Юлии стал 1941 год – в это время она окончила школу и началась Великая Отечественная война.

    Юлия в семнадцатилетнем возрасте работала на строительстве оборонительных сооружений в народном ополчении под Можайском, а позже записалась в добровольную санитарную дружину при РОККе (Районное общество Красного Креста).

    Позже она стала санитаркой в глазном госпитале, а потом вопреки воле родителей стала санинструктором в пехотном полку.Выйдя с остатками армии из окружения, Юля вернулась в Москву, а ее семья перебралась подальше от фронта – в Сибирь, но Юля вернулась на фронт и попала на передовую в пехоту.

    «Подстриженная под мальчишку, была похожа я на всех», – вспоминала она много позже. А ее стихи, написанные позже о войне, были внешне просты и сдержаны, но за каждым словом открывалась бездна чувств.

    Целовались.ПлакалиИ пели.Шли в штыки.И прямо на бегуДевочка в заштопанной шинели

    Разбросала руки на снегу…

    После тяжелого ранения в 1943 году, когда осколок прошел в двух миллиметрах от сонной артерии, Юлия вновь вернулась на фронт. Она стала курсантом Школы младших авиаспециалистов (ШМАС), после окончания которой получила направление в штурмовой полк на Дальнем Востоке.

    Получив сообщение о смерти отца, она поехала на похороны по увольнению, но оттуда не вернулась в свой полк, а поехала в Москву, где в Главном управлении ВВС, получила справку, что отстала от поезда, и поехала на западный фронт. В Гомеле Юлия Друнина получила направление в 218-ю стрелковую дивизию.

    За участие в военных действиях она была награждена медалью «За отвагу» и орденом Красной Звезды – это было справедливое признание ее заслуг.Она снова была ранена. После выздоровления Друнина неудачно пыталась поступить в Литературный институт.

    Позже она вернулась в самоходный артполк, получила звание «старшина медслужбы», воевала в Белорусском Полесье, а затем в Прибалтике. Она была контужена, и 21 ноября 1944 года признана негодной к несению военной службы.

    Пока Советская Армия продолжала освобождать от фашистов города, Юлия в 1944 году в декабре снова пришла в Литературный институт, и в середине учебного года стала посещать лекции. Позже она рассказывала: «И никогда я не сомневалась, что буду литератором.

    Меня не могли поколебать ни серьезные доводы, ни насмешки отца, пытающегося уберечь дочь от жестоких разочарований. Он-то знал, что на Парнас пробиваются единицы…». В Литинституте Юлия познакомилась со своим будущим мужем Николаем Старшиновым.

    Возвратившись с фронта в сорок пятом,Я стеснялась стоптанных сапогИ своей шинели перемятой,

    Пропыленной пылью всех дорог.

    Из воспоминаний Николая Старшинова: «Мы встретились в конце 1944 года в Литературном институте имени А.М.Горького. После лекций я пошел ее провожать. Она, только что демобилизованный батальонный санинструктор, ходила в солдатских кирзовых сапогах, в поношенной гимнастерке и шинели. Ничего другого у нее не было.

    Мы были студентами второго курса, когда у нас родилась дочь Лена. Ютились в маленькой комнатке, в общей квартире, жили сверхбедно, впроголодь. В быту Юля была, как впрочем, и многие поэтессы, довольно неорганизованной. Хозяйством заниматься не любила. По редакциям не ходила, даже не знала, где многие из них находятся, и кто в них заведует поэзией.

    Лишь иногда, услышав, что я или кто-то из студентов собирается пойти в какой-нибудь журнал, просила: «Занеси заодно и мои стихи…» Однажды я провожал ее (мы еще встречались) и мы зашли к ней домой. Она побежала на кухню и вскоре принесла мне тарелку супа. Суп был сильно пересолен, имел какой-то необычный темно-серый цвет. На дне тарелки плавали мелкие кусочки картошки.

    Я проглотил его с большим удовольствием. Только через пятнадцать лет, когда мы развелись и пошли после суда в ресторан — обмыть эту процедуру, она призналась, что это был вовсе не суп, а вода, в которой ее мать варила картошку «в мундирах». А Юля, не зная этого, подумала, что это грибной суп.

    Я спросил:— Что же ты сразу не сказала мне об этом?— Мне было стыдно, и я думала, что, если ты узнаешь это, у нас могут испортиться отношения. Смешно, наивно, но ведь и трогательно…» В начале 1945 года в журнале «Знамя» была напечатана подборка стихов Юлии Друниной, в 1948 году — сборник стихов «В солдатской шинели».

    В марте 1947 года Друнина приняла участие в 1-м Всесоюзном совещании молодых писателей, была принята в Союз писателей, что поддержало её материально и дало возможность продолжать свою творческую деятельность. Институт Юлия Друнина закончила только в 1952 году, пропустив несколько лет из-за рождения дочери Елены. Стихов в тот период она не писала.

    На протяжении всего времени ее творчества Друнину относили к военному поколению. Но при всем обаянии и красоте (Юлию Друнину сравнивали с Любовью Орловой), у нее был бескомпромиссный и жесткий характер.

    Я порою себя ощущаю связнойМежду теми, кто жив

    И кто отнят войной…

    В 1955 году вышел сборник «Разговор с сердцем», в 1958 году — «Ветер с фронта», в 1960 году — «Современники», и в этом же году распался ее брак с Николаем Старшиновым. В 1963 году вышел новый сборник ее стихов «Тревога». В 1967 году она побывала в Германии, в Западном Берлине.

    Во время поездки по ФРГ её спросили: «Как Вы сумели сохранить нежность и женственность после участия в такой жестокой войне?». Она ответила: «Для нас весь смысл войны с фашизмом именно в защите этой женственности, спокойного материнства, благополучия детей, мира для нового человека».

    В 1970-е годы вышли новые сборники ее стихов: «В двух измерениях», «Я родом из детства», «Окопная звезда», «Не бывает любви несчастливой» и другие. В 1980 году — «Бабье лето», в 1983 году — «Солнце — на лето».

    Среди немногих прозаических произведений Друниной — повесть «Алиска» в 1973 году, автобиографическая повесть «С тех вершин…» в 1979 году и публицистика.

    Теперь не умирают от любви.Насмешливая, трезвая эпоха…Лишь падает гемоглобин в крови,Лишь без причины человеку плохо…

    Теперь не умирают от любвиЛишь сердце что-то барахлит ночами,Но неотложку, мама, не зови,Врачи пожмут беспомощно плечами:

    Теперь не умирают от любви.

    На стихи Юлии Друниной Александра Пахмутова написала песни «Походная кавалерийская» и «Ты — рядом». Ее вторым мужем стал кинорежиссёр, сценарист, актёр и телеведущий Алексей Яковлевич Каплер.

    Эльдар Рязанов в интервью рассказывал: «У меня были свои счёты к Каплеру, он ни разу не позвал меня в свою «Кинопанораму», хотя я снял неплохие фильмы к тому времени. На премьере «Иронии судьбы», когда весь зал смеялся, вздыхал, плакал, Каплер и Друнина в середине фильма встали и ушли.

    Так что я не любил его, не любил Друнину, которая была одним из руководителей Союза писателей, сидела в президиумах. Но для меня, когда я узнал историю их жизни, стало принципиальным сделать картину о любви.

    Это была история Ромео и Джульетты, уже немолодых, но абсолютно прекрасных… Они познакомились на сценарных курсах при Союзе кинематографистов в 1954 году — Друниной было 30 лет, а Каплеру – 50. А в 1960 году она рассталась с Николаем Старшиновым, прожив в браке пятнадцать лет.

    Они расстались, сумев, несмотря ни на что, остаться друзьями».

    А всё равноМеня счастливей нету,Хотя, быть может,Завтра удавлюсь…Я никогдаНе налагала ветоНа счастье,На отчаянье,На грусть. Я ни на чтоНе налагала вето,Я никогда от боли не кричу.Пока живу — борюсь.Меня счастливей нету,Меня задуть

    Не смогут, как свечу.

    В присутствии Друниной мало кто осмеливался безнаказанно бросить тень на священную память о прошлом. Когда в конце 1980-х годов ветераны войн и военнослужащие начали испытывать несправедливое отношение к себе со стороны государства, Друнина пыталась отстаивать честь и достоинство военнослужащих.

    В 1990 году она баллотировалась и была избрана в Верховный Совет СССР. Позже, разочаровавшись в полезности этой деятельности и поняв, что сделать ничего существенного не сможет, она перестала ходить на заседания и вышла из депутатского корпуса.

    И откуда вдруг берутся силыВ час, когда в душе черным-черно?..

    Если б я была не дочь России,Опустила руки бы давно,Опустила руки в сорок первом.Помнишь? Заградительные рвы,Словно обнажившиеся нервы,Зазмеились около Москвы.Похоронки, раны, пепелища…Память, душу мне войной не рви!Только времени не знаю чищеИ острее к Родине любви.Лишь любовь давала людям силыПосреди ревущего огня.

    Если б я не верила в Россию,

    То она не верила б в меня.

    * * *

    Мне близки армейские законы,Я недаром принесла с войныПолевые мятые погоныС буквой «Т» – отличьем старшины.Я была по-фронтовому резкой,Как солдат, шагала напролом,Там, где надо б тоненькой стамеской,Действовала грубым топором.Мною дров наломано немало,Но одной вины не признаю:Никогда друзей не предавала –

    Научилась верности в бою.

    Для Друниной оказалось страшным шоком крушение целого мироздания, под обломками которого оказались погребенными идеалы всего ее поколения.В августе 1991 года Юлия Друнина вместе с другими россиянами защищала Белый дом. А через три месяца ушла из жизни добровольно. Вспоминал Л.Грач: «Она, как и многие в те дни, не смогла смириться с происходящим.

    Открыла в своём гараже, где у неё стоял «Москвич», выхлопную трубу и задохнулась. Нашли её предсмертную записку, где она просила похоронить её возле мужа, известного драматурга Алексея Каплера, кстати, киевлянина по рождению. В своё время Друнина и Каплер отдыхали в Коктебеле и ходили по 25 километров в Старый Крым.

    Наверное, поэтому Друнина похоронила его на Старокрымском кладбище». Друнина составила предсмертную записку зятю: «Андрюша, не пугайся. Вызови милицию и вскройте гараж». Она также оставила около десяти писем родным, знакомым, в них никого не винила и покончила с собой 21 ноября 1991 года.

    «…Почему ухожу? По-моему, оставаться в этом ужасном, передравшемся, созданном для дельцов с железными локтями мире такому несовершенному существу, как я, можно только имея крепкий личный тыл… А я к тому же потеряла два своих главных посоха — ненормальную любовь к старокрымским лесам и потребность «творить».

    Оно и лучше уйти физически не разрушенной, душевно не состарившейся, по своей воле. Правда, мучает мысль о грехе самоубийства, хотя я, увы, не верующая. Но если Бог есть, он поймет меня. 20.11.91»Из стихотворения «Судный час»:

    Покрывается сердце инеем –Очень холодно в судный час…А у вас глаза как у инока –Я таких не встречала глаз.Ухожу, нету сил.

    Лишь издали(Все ж крещенная!)ПомолюсьЗа таких вот, как вы, –За избранныхУдержать над обрывом Русь.Но боюсь, что и вы бессильны.Потому выбираю смерть.Как летит под откос Россия,

    Не могу, не хочу смотреть.

    Из воспоминаний Николая Старшинова: «Меня и нашу дочь Лену неоднократно спрашивали о причине, вызвавшей ее добровольный уход из жизни. Односложного ответа на этот вопрос нет. Причин много… Она никак не хотела расстаться с юностью.

    Наивно, но она была категорически против, чтобы в печати появлялись поздравления с ее юбилеем, поскольку там указывался возраст. Она хоть на год, но старалась отодвинуть год своего рождения. Мало того, ей не хотелось, чтобы внучка называла ее бабушкой. И уйти из жизни она хотела не старой и беспомощной, но еще здоровой, сильной и по-молодому красивой.

    Она была незаурядной личностью и не могла пойти на компромисс с обстоятельствами, которые были неприемлемы для ее натуры и сильнее ее. И смириться с ними она не могла. Одно из последних стихотворений она начала так: «Безумно страшно за Россию…» Она как кровную обиду переживала постоянные нападки на нашу армию.

    И немедленно вступала в яростные споры, защищая ее. Хорошо зная ее нелюбовь и даже отвращение ко всякого рода заседаниям и совещаниям, я был удивлен, что она согласилась, чтобы ее кандидатуру выдвинули на выборах депутатов Верховного Совета СССР.

    Я даже спросил ее: зачем?— Единственное, что меня побудило это сделать, — желание защитить нашу армию, интересы и права участников Великой Отечественной войны.

    Когда же она поняла, что ничего существенного для этого сделать невозможно, перестала ходить на заседания Верховного Совета, а потом и вышла из депутатского корпуса… О ее душевном состоянии лучше всего говорит одно из писем, написанных перед уходом из жизни: «…Почему ухожу? По-моему, оставаться в этом ужасном, передравшемся, созданном для дельцов с железными локтями мире такому несовершенному существу, как я, можно, только имея крепкий личный тыл…» Я знаю, что Алексей Яковлевич Каплер (второй муж Друниной) относился к Юле очень трогательно — заменил ей и мамку, и няньку, и отца. Все заботы по быту брал на себя. Но после смерти Каплера, лишившись его опеки, она, по-моему, оказалась в растерянности. У нее было немалое хозяйство: большая квартира, дача, машина, гараж — за всем этим надо было следить, поддерживать порядок. А этого делать она не умела, не привыкла. Ну и переломить себя в таком возрасте было уже очень трудно, вернее — невозможно. Вообще она не вписывалась в наступавшее прагматическое время, она стала старомодной со своим романтическим характером».В 2005 году о Юлии Друниной был снят документальный фильм «Последняя осень Юлии Друниной», выстроенный в жанре расследования. Авторы старались понять сами и рассказать зрителю, почему сознанием Юлии Друниной овладела апатия, которую Марина Цветаева называла «нежеланием быть». И почему поэтесса, обладавшая характером и мужеством, по-настоящему красивая женщина, полностью состоявшаяся как жена и как мать, решила покончить с собой.

    Текст подготовил Андрей Гончаров

    Текст подготовлен по материалам: Материалы сайта ВикипедияМатериалы сайта www.drunina.ouc.ruСтатья Татьяны Пантюховой «Связные»Воспоминания бывшего мужа Юлии Друниной Николая Старшинова

    10 мая 1924 года – 21 ноября 1991 года

  • Как погибла юлия друнина

    Юлия друнина: краткая биография, фото и видео, личная жизнь

     Теперь не умирают от любви —насмешливая трезвая эпоха.Лишь падает гемоглобин в крови,лишь без причины человеку плохо.Теперь не умирают от любви —лишь сердце что-то барахлит ночами.Но «неотложку», мама, не зови,врачи пожмут беспомощно плечами:”Теперь не умирают от любви…”.Юлия Друнина. Это имя известно каждому человеку, который хоть однажды прикоснулся к стихам. 10 мая ей исполнилось бы 88 лет. Но поэтесса трагически ушла из жизни, покончив с собой 20 ноября 1991 года.Она готовилась к смерти неспешно и тщательно. Так готовятся к серьезному делу. Собрала сборник стихов,теперь он называется посмертным. Последним положила в книгу вот это стихотворение:Судный часПокрывается сердце инеем —Очень холодно в судный час…А у вас глаза, как у инока —Я таких не встречала глаз.Ухожу, нету сил,Лишь издали(Все ж крещеная!)ПомолюсьЗа таких вот, как вы,За избранныхУдержать над обрывом Русь.Но боюсь, что и вы бессильны,Потому выбираю смерть.Как летит под откос Россия,Не могу, не хочу смотреть!Твердым почерком написала предсмертную записку, в которой почти нет эмоций: строгие и точные указания, точнее, просьбы, что нужно делать после ее смерти дочери, зятю («Андрюша, не пугайся. Вызови милицию, и вскройте гараж»),внучке, подруге, которых очень любила. Встала из-за стола, вышла, закрыла дверь и пошла в гараж, закрылась в нем, села в машину, включила мотор и… отравилась выхлопными газами.Так погибла Юлия Друнина. Санинструктор, сестренка, сестра фронтовая… Сколько видела она в жизни горя, страданий, крови, жизней, оборванных в самом начале. Это она написала знаменитые строки: «Кто говорит, что на войне не страшно, тот ничего не знает о войне». Выдержала. Поэт, испытавший и непризнание, и безденежье, и славу. Выдержала и то, и другое.«Почему ухожу? По-моему, оставаться в этом ужасном, передравшемся, созданном для дельцов с железными локтями мире, такому несовершенному существу, как я, можно только, имея личный тыл». Рухнуло все, чему верила и служила, ушел из жизни тот, кого любила. Любовью невероятной. Неземной. Нереальной. Вроде бы абсолютно несовременной, нездешней. Но бывшей на самом деле и длящейся не год и не два, а четверть века. Две папки — стихи и любовь. Судьба.«Поздравляю тебя, чудо, случайная искорка…. будь счастливой, веселой, трижды любимая, трижды прекрасная, трижды единственная». Это писал не мальчик, не пятнадцатилетний восторженный юноша. Когда они встретились, ему было 50, ей — 30.Алексей Каплер и Юлия Друнина. Это было как раз, когда у нее не было денег, и стихи не печатались. Решила поступить на высшие сценарные курсы. Поступила. И записали ее в мастерскую к некому Алексею Каплеру. Кто такой, она понятия не имела. Пришла на первое занятие. И так распорядилась судьба, что из семи слушателей она пришла единственная. И Каплер тоже пришел. А потом — любовь в четверть века!«Родная моя, сегодня 8 марта, я приехал на дачу. Нет у меня ни слов, ни таланта,чтобы рассказать, что я почувствовал, когда вошел в наш дом, когда увидел прорытые тобой дорожки и… пустую кормушку. Все твои птицы улетели. Тихо. Ни одной ангельской души. Как странно, противоестественно быть без тебя, моя любимая. У меня сейчас буквально разрывается сердце, и я не могу дождаться твоего возвращения. А это письмецо пусть лежит тут, на даче. Мало ли что,вдруг меня действительно не будет на свете, а ты его прочтешь и вспомнишь, что был такой толстый, противный человек, для которого ты была жизнью. А ведь, правда, никогда не думал, что могу так мучительно, до дна любить. Жил дурак дураком. И что мне делать, чтобы ты всегда была счастлива, чтобы не спускалась на тебя тень никогда?» Они жили в большой квартире, состоящей как бы из двух квартир. Каждый работал в своем кабинете, и если не встречались они часа два, то Алексей Яковлевич подсовывал ей под дверь записочки или оставлял на столе. Чтобы она вышла на кухню, а там послание. «Моя самая! Я пошел за чем-нибудь насущным… Я тебя обожаю».«Юленька, дорогая, я дерьмо, дурак, мелкий подлец, крупный подонок. Я тебя люблю». Представить себе, насколько знаменит был кинодраматург с мировым именем, ведущий «Кинопанорамы» Алексей Каплер, сегодня просто невозможно. Его любила вся страна. И, может быть, надо было пройти через сталинские лагеря, в которые попал за знакомство с дочерью Сталина Светланой, через предательство друзей, чтобы научиться так иронично относиться к самому себе. А может быть, для этого надо быть просто интеллигентом, понимающим, что почем в этом мире. А нам, простым обывателям, все важней любви, на все времени хватает, кроме вот таких мелких, но по-настоящему великих знаков внимания. Когда Друнина уезжала, он посылал телеграммы в поезд, на борт самолета, а уж в гостиницу — обязательно.«Сидел дома, занимался, и вот меня выстрелило срочно бежать на телеграф, сказать, что я тебя люблю. Может быть, ты не знаешь или забыла. Один тип». И когда уезжал сам — телеграммы посылал каждый день, а то и несколько раз на дню. «Который ужасно скучает по тебе. Который как полчеловека без тебя. Который очень любит тебя, обнимает и целует свою милую, дорогую, трогательную. Командировочный человек». Оставшись как-то раз один, он взял томик стихов Друниной, раскрыл и стал читать. Читал так, как будто впервые, как будто никогда не знал. Читал и плакал. «…Кланяюсь тебе в ножки, любимая моя, за все, за все. И, прежде всего, за стихи, которые я прочел, сам становясь под их светом лучше. Твой человек и любитель».Можно ли научиться такому отношению к женщине? Наверное, нет. Тут уж так: или есть, или нет. А когда Друнина заболела и попала в больницу, он чуть с ума не сошел. «Родная моя, не знаю, как добрался, когда узнал. Не могу без тебя не то что жить — дышать. Я не знал до конца, как люблю тебя, что ты для меня. Ни одной минуты не буду без тебя, любимая, жить. Я тут с ума схожу от страха. Только будь здоровенькой, а все остальное я сделаю так в нашей жизни, чтобы ты чувствовала себя счастливой совсем-совсем. Моя дорогая, самая красивая на свете, самая благородная, самая умная, жизнь моя, любимая моя, я Богу молюсь, будь здоровой скорее».А однажды Юлия Друнина приехала на дачу в свой день рождения. Вся дача была разукрашена плакатами: «Встанем на трудовую вахту в честь 10 мая — праздника всех угнетенных мужей!», «Да здравствует моя любимая жена!», «10 мая — праздник всех трудящихся и бездельников».Читая эту историю любви, понимаешь, как ущербно мы живем. С какой необыкновенной легкостью требуем справедливости, с какой радостью (порой) обвиняем друг друга. А вот любить не научились. Себя отдавать другому человеку не получается. Признаться, что без кого-то жить не можем — это ниже нашего достоинства. Жизнь свою разучились дарить другому человеку. И это страшно. А как дорого стоит одна коротенькая телеграмма Каплера: «Жду тебя, любимая».Предсмертное письмо Юлии Друниной подруге заканчивается так: «А теперь, пожалуй, самое-самое сложное. После кремации урну надо отвезти в Старый Крым и захоронить ее рядом с памятником А. Я. Под плитой, понимаешь? Я бы с удовольствием сделала это сама, но… Еще бы мечталось перенести на плиту наш общий снимок, который прилагаю. Так надо! Господи, спаси Россию!».Понятно, что А.Я. — это Алексей Яковлевич Каплер. Она и «там» не захотела быть без него. В одном ее старом стихотворении есть строчка: «Теперь не умирают от любви». От любви не умирают. А от безлюбья?Светлана САДОВСКАЯ В посёлке Старый Крым на кладбище есть две парные могилы. В одной из них похоронены писатель Александр Грин и егожена, в другой — Алексей Каплер и поэтесса Юлия Друнина. Здесь и в Коктебеле они бывали и вместе, и отдельно. В 1979 году, когда Каплер умер, он был похоронен, согласно его воле, на кладбище Старого Крыма. 

    Источник: http://www.liveinternet.r…

    Друнина Ю. В. Друнина Юлия Владимировна краткая биография писателя

    Юлия друнина: краткая биография, фото и видео, личная жизнь

    Друнина Юлия Владимировна

    (1925 – 1991)

    Поэтесса.

    Родилась 10 мая в Москве в семье учителя. Детство прошло в центре Москвы, училась в школе, где работал отец. Любила читать и не сомневалась, что будет литератором. В 11 лет начала писать стихи.

    Когда началась Отечественная Война, в шестнадцатилетнем возрасте записывается в добровольную санитарную дружину при РОККе (Районное общество Красного Креста) и работает санитаркой в глазном госпитале.

    Участвует в строительстве оборонительных сооружений под Можайском, попадает под бомбежку и, выполняя свои прямые обязанности, становится санитаркой пехотного полка. Воевала, была ранена.

    После ранения была курсантом Школы младших авиаспециалистов (ШМАС), после окончания которой получает направление в штурмовой полк на Дальнем Востоке. Всеми силами рвется на фронт.

    Получив сообщение о смерти отца, едет на похороны по увольнению, но оттуда не возвращается в свой полк, а едет в Москву, в Главное управление ВВС. Здесь, обманув всех, получает справку, что отстала от поезда, едет на Запад.

    В Гомеле получает направление в 218-ю стрелковую дивизию. Снова была ранена. После выздоровления пыталась поступить в Литературный институт, но ее постигла неудача. Возвращается в самоходный артполк. Звание – старшина медслужбы, воюет в Белорусском Полесье, затем в Прибалтике. Контузия, и 21 ноября 1944 получает документ” …негоден к несению военной службы”.

    На двадцатом году своей жизни приезжает в Москву. У Юлии Друниной нет сомнений, чем заниматься. Она идет в Литературный институт, приходит со студентами на лекцию и остается здесь. Никто не посмел ей отказать.

    В начале 1945 в журнале” Знамя” была напечатана подборка стихов Друниной, в 1948 – стихи” В солдатской шинели”.

    В марте 1947 участвует в 1 Всесоюзном совещании молодых писателей, была принята в Союз писателей, что поддержало ее материально и дало возможность продолжать свою творческую деятельность.

    Институт закончила только в 1952, несколько лет пропустила из-за замужества и рождения дочери. Стихов не писала.

    В 1955 сборник” Разговор с сердцем”, в 1958 -” Ветер с фронта”, в 1960 -” Современники”, в 1963 -” Тревога” и другие сборники. В 1967 побывала в Германии, в Западном Берлине.

    В 1970-е выходят сборники:” В двух измерениях”,” Я родом из детства”,” Окопная звезда”,” Не бывает любви несчастливой” и др. В 1980 -” Бабье лето”, в 1983 -” Солнце – на лето”.

    Автобиографическая повесть Друниной” С тех вершин…” увидела свет в 1979. Ю. Друнина трагически ушла их жизни, покончив с собой 21 сентября 1991 в Москве.

    Я ушла из детства в грязную теплушку,

    В эшелон пехоты, в санитарный взвод.

    Дальние разрывы слушал и не слушал

    Ко всему привыкший сорок первый год.

    Я пришла из школы в блиндажи сырые,

    От Прекрасной Дамы в” мать”

    И” перемать”

    Потому что имя ближе, чем” Россия”,

    Не могла сыскать.

    1942

    Я только раз видала рукопашный.

    Раз – наяву. И тысячу – во сне.

    Кто говорит, что на войне не страшно,

    Тот ничего не знает о войне.

    Друнина. Биография

    Юлия друнина: краткая биография, фото и видео, личная жизнь

    Юлия Друнина. Биография

    Биография Друниной Юлии

    Юлия Друнина родилась 10 мая 1924 года в Москве. Отец — учитель истории, мать — школьный библиотекарь. Училась в московской школе № 131, где преподавал её отец.

    После начала Великой Отечественной войны, в семнадцатилетнем возрасте записалась в добровольную санитарную дружину при РОККе (Районное общество Красного Креста), работала санитаркой в глазном госпитале.

    Участвовала в строительстве оборонительных сооружений под Можайском, была санитаркой пехотного полка.

    Получила ранение на фронте, после чего стала курсантом Школы младших авиаспециалистов (ШМАС), по окончании которой получила направление в штурмовой полк на Дальнем Востоке.

    Получив сообщение о смерти отца, поехала на похороны по увольнению, но оттуда не возвращается в свой полк, а едет в Москву, где в Главном управлении ВВС, получает справку, что отстала от поезда, едет на западный фронт.

    В Гомеле Юлия Друнина получила направление в 218-ю стрелковую дивизию. Снова была ранена. После выздоровления неудачно пыталась поступить в Литературный институт.

    Она вернулась в самоходный артполк, получила звание «старшина медслужбы», воевала в Белорусском Полесье, затем в Прибалтике. Была контужена и 21 ноября 1944 года признана негодной к несению военной службы. Опыт войны лёг в основу её творчества.

    В двадцатилетнем возрасте приезжает в Москву и начинает посещать лекции в Литературном институте, не сдав вступительных экзаменов. Никто не посмел ей отказать. В начале 1945 года в журнале «Знамя» была напечатана подборка стихов Юлии Друниной, в 1948 году — стихи «В солдатской шинели».

    В марте 1947 года Друнина приняла участие в Первом Всесоюзном совещании молодых писателей, была принята в Союз писателей, что поддержало её материально и дало возможность продолжать свою творческую деятельность. Институт закончила только в 1952 году, несколько лет пропустила из-за замужества и рождения дочери Елены.

    Стихов в тот период не писала.

    В 1955 году вышел сборник «Разговор с сердцем», в 1958 — «Ветер с фронта», в 1960 — «Современники», в 1963 — «Тревога» и другие сборники. В 1967 году побывала в Германии, в Западном Берлине.

    Во время поездки по ФРГ её спросили: «Как Вы сумели сохранить нежность и женственность после участия в такой жестокой войне?» Она ответила: «Для нас весь смысл войны с фашизмом именно в защите этой женственности, спокойного материнства, благополучия детей, мира для нового человека».

    В 1970-е годы выходят сборники: «В двух измерениях», «Я родом из детства», «Окопная звезда», «Не бывает любви несчастливой» и другие. В 1980 году — «Бабье лето», в 1983 — «Солнце — на лето». Среди немногих прозаических произведений Друниной — повесть «Алиска» (1973), автобиографическая повесть «С тех вершин…» (1979), публицистика.

    Была избрана в Верховный Совет СССР созыва 1990 года.

    На вопрос, зачем она баллотировалась в Верховный Совет, Юлия Друнина однажды ответила: «Единственное, что меня побудило это сделать, — желание защитить нашу армию, интересы и права участников Великой Отечественной войны и войны в Афганистане». Разочаровавшись в полезности этой деятельности и поняв, что сделать ничего существенного не сможет, вышла из депутатского корпуса.

    Юлия Друнина трагически ушла из жизни, покончив с собой 20 ноября 1991 года.

    Друнина. Стихи о любви

    Поэт войны — Юлия Друнина — биография, стихи

    Юлия друнина: краткая биография, фото и видео, личная жизнь

    Это великое счастье – жить и не бояться гула самолётов, жить и радоваться солнечным, весенним дням, жить и строить планы на будущее.

     И это счастье для нас отвоевали у фашистов наши мужественные деды, наши героические бабушки.

    И мы не должны об этом забывать  и должны всё делать так, что бы об этом знали и помнили наши дети и внуки, ведь живых свидетелей войны становится с каждым годом всё меньше и меньше. 

    Всё, что касается войны не оставляет равнодушным, но я с особым трепетом отношусь к теме женщины на войне. Как они смогли всё это выдержать, это известно только им.

    К 70-ой годовщине окончания ВОВ я рассказывала о Зинаиде Самсоновой, в память о ней Ю. Друнина написала стихи «Зинка». Почитайте об этом здесь.

    Теперь я хочу рассказать о самой поэтессе.

    Юлия Друнина — биография, стихи

    Писать стихи Юлия Владимировна Друнина начала ещё в школе с 11 лет, как она потом вспоминает:

    Как только началась война, Юля записалась на курсы медсестёр. Но школу, где работал директором её отец, решили эвакуировать в Сибирь. Юля не хотела ехать в эвакуацию, но согласилась только из-за тяжелой болезни отца (он перенёс инсульт) и они уехали в Тюменскую область.

    В 1942 году отец умер. Юля твёрдо решила попасть на фронт, для этого она добавила себе один год и уехала в Хабаровск, где поступила в Школу младших авиационных специалистов.

    Но тут объявили, что курсантов школы переводят в запасной женский полк. А на фронт отправляют девушек-медиков.

    Она, конечно же, нашла своё свидетельство об окончании курсов медсестёр и получила направление на фронт в санитарное управление 2-го Белорусского фронта.

    Назначение она получила в 667-й стрелковый полк 218-ой стрелковой дивизии, там она и познакомилась с Зинаидой Самсоновой, о которой я рассказывала ранее.

    В 1943 году Друнина была тяжело ранена. Осколок снаряда прошёл буквально в паре миллиметров от сонной артерии. Не догадываясь об опасности ранения, она обвязала шею бинтами и продолжала спасать раненых, пока ей самой не стало плохо. Узнала она о том, что была в шаге от смерти, очнувшись в госпитале.

    Её комиссовали, она вернулась в Москву и решила поступить в Литературный институт, но её не взяли, сказав, что её стихи не зрелые.

    Она решила вновь вернуться на фронт. После пройденного обследования, её признали годной к военной службе и направили в 1038-й самоходный артиллерийский полк 3-го Прибалтийского фронта.

    В одном из боёв она была контужена, получила инвалидность и окончательно была признана негодной к строевой службе.

    Закончила войну Юлия Друнина в звании старшины медицинской службы, награждена орденом Красной звезды и медалью «За отвагу».

    Естественно, пережитое на войне, не могло не отразится на её творчестве.

    Друнина вернулась в Москву в декабре 1944 года и вновь решила поступить в Литературный институт. Поскольку занятия уже шли, она просто стала посещать лекции вместе с первокурсниками. Никто не посмел указать на дверь ветерану войны. С 1945 года она начала печататься, через два года её приняли в союз писателей.

    После победы она вышла замуж за молодого поэта Н. Старшинова, у них родилась дочь, но брак распался. Позже она вышла замуж второй раз за известного киносценариста А. Я. Каплера. Их счастливый брак продлился 19 лет, в 1979 году Каплер скончался. Это было для Друниной невосполнимой утратой.

    Юлия Владимировна Друнина не только выпускала сборники стихов, причём довольно часто, но и вела активную общественную жизнь.

    В 1990 году она стала депутатом Верховного Совета СССР, её целью было отстаивать интересы и права участников ВОВ и войны в Афганистане.

    Но, поняв, что ничего существенного у неё сделать в этой области не получается, она вышла из депутатского корпуса. В августе 1991 года принимала участие в защите Белого Дома.

    21 ноября 1991 года она добровольно ушла из жизни, покончив с собой. Перед уходом Юлия Друнина писала:

    Её первый муж, Н.Старшинов так объяснил её уход:

    Судьба оградила её от смерти во время войны, где было миллион шансов погибнуть, а ушла она из жизни по собственной воле.

    Конечно, не хотелось заканчивать этот рассказ в канун праздника на такой грустной ноте. Но, так сложилась жизнь известной поэтессы, женщины-фронтовички Юлии Владимировны Друниной.

    Близкие друзья называли её Юлечкой и вспоминали её бескомпромиссной, смешной, наивной, трогательной… и очень мужественной – и на фронте, куда пошла добровольно и потом, когда принимала последнее в своей жизни важное решение.

    Именем Юлии Друниной крымские астрономы Юлия и Николай Черных назвали одну из далеких планет Галактики. Летящий к нам свет звезды — это, пожалуй, лучший памятник талантливой женщине — поэтессе, женщине — фронтовичке Юлии Друниной. Светлая ей память.

    Светлая память все тем, кто погиб, защищая нашу Родину. Низкий поклон и долгих лет жизни всем тем, кто выжил в этой страшной войне.

    С Днём победы всех нас! Здоровья, счастья и мирного неба над головой.

    Елена Касатова. До встречи у камина.

    В завершении ещё один стих Юлии Друниной.

    Творчество и жизнь Друниной Юлии Владимировны

    Юлия друнина: краткая биография, фото и видео, личная жизнь

    Автор: Promo Опубликовано: 28.11.2016 Просмотров: 4649

    Друнина Юлия Владимировна – советская поэтесса и общественный деятель (1924 – 1991 гг). За свою долгую жизнь она увидела войну, радости и стабильность «застойных 70-х», разочарования перестройки. Она ушла из жизни от того, что не смогла пережить “ломку” традиционных ценностей советского человека в конце 1980х годов.

     

    Творчество Юлии Друниной

    Юлия Друнина начала пробовать перо в начале второго десятка жизни. В конце 1930-х годов ее стихотворение «Мы вместе за школьной партой сидели» на одном из литературных конкурсов было признано лучшим и напечатано в издании «Учительская газета» и передано по радио.

    Осенью 1941 будущая поэтесса записалась в добровольную санитарную дружину и отправилась на фронт в качестве санинструктора. Тогда же, по свидетельству самой поэтессы, она “приписала” себе 1 год.

     За время войны Юлия Владимировна прошла путь от рядового санинструктора до старшины медицинской службы. За службу в армии Юлия Друнина была награждена: Орденами Красной Звезды, Отечественной Войны 1й степени, а также 3 медалями.

    Под действием фронтовых впечатлений она написала множество небольших, но очень эмоциональных стихотворений о войне.  

    Одно из самых известных стихотворений поэтессы стало «Я только раз видала рукопашный», которые было напечатано во многих книгах о войне.

    Я только раз видала рукопашный,Раз – наяву. И сотни раз – во сне…Кто говорит, что на войне не страшно,

    Тот ничего не знает о войне.

    Также широко известны сборники «Ветер с фронта», «В солдатской шинели», «Я родом не из детства», «Окопная звезда». После кончины поэтессы были изданы книги стихов «Судный час», «Мир до невозможности запутан».

    Только в 50е-70е годы произведения Юлии Друниной стали печататься и издаваться в сборниках. Основными темами стихов были война, любовь к мужу, восхищение природой. Кроме написания собственных, Юлия Владимировна переводила стихи болгарских, казахских, татарских поэтов.

    Произведения поэтессы публиковались в отдельных книгах и в советской прессе: газете «Литературные новости», журнале «Знамя».

    Послевоенные годы

    После возвращения с фронта и получения инвалидности в 1944 году она просто стала посещать лекции Литературного института, и никто не посмел выгнать калеку-фронтовика. В 1954 поэтесса окончила сценарные курсы при Союзе Кинематографистов. Во время обучения познакомилась со вторым мужем – А. Капплером.

    В 1967 Друнина побывала в ГДР и ФРГ, Западном Берлине. В ответах на вопросы немецких журналистов утверждала, что весь смысл войны для граждан СССР был в защите женственности и материнства.

    В 70е годы Юлия Друнина написала повести «Алиска» и «С тех вершин». Последнее произведение написано на основе собственных впечатлений.

    В 80е годы она выступала в советской прессе с публицистическими статьями, в которых описывала свою тревогу по поводу неудач перестроечного периода, ломки системы ценностей. Также поэтесса защищала права Советской Армии, ветеранов Великой Отечественной Войны и войны в Афганистане.

    В 1947 году Юлия Друнина стала членом союза писателей СССР, в 1985 – секретарем правления этой организации. Также входила в редакционную коллегию (с 1990 года общественного совета) издания «Литературная газета».

    В 1990 году поэтесса была избрана в Верховный Совет СССР. В середине 1991 сложила с себя депутатские полномочия по причине того, что поняла бесполезность выполнения функций представителя народа.

    За литературную деятельность она была удостоена:

    • Государственной премии РСФСР имени М. Горького,
    • Серебряной медали имени А.А. Фадеева,
    • 2х орденов Трудового Красного знамени и 1 ордена «Знак почета».

    Юлия Друнина трагически ушла из жизни, покончив с собой 21 ноября 1991 года.

    Также Вам могут быть интересны статьи: 

    Писатели и поэты-фронтовики

    Всенародный любимец Булат Окуджава

    Друнина Юлия Владимировна — Биография

    Юлия друнина: краткая биография, фото и видео, личная жизнь

    Ю́лия Влади́мировна Дру́нина (10 мая 1924 — 21 ноября 1991) — русская советская поэтесса. Секретарь СП СССР и СП РСФСР. Народный депутат СССР.

    Юлия Друнина родилась 10 мая 1924 года в Москве. Отец — историк и педагог Владимир Павлович Друнин, работал учителем истории в 1-й Московской спецшколе ВВС; мать — Матильда Борисовна Друнина (1900—1983), работала в библиотеке и давала уроки музыки. Жили в коммуналке, бедно. С 1931 Юля училась в московской школе № 131, где преподавал её отец.

    С детства она любила читать и не сомневалась, что будет литератором. В 11 лет начала писать стихи. Посещала литературную студию при Центральном Доме Художественного воспитания детей, помещавшуюся в здании Театра юного зрителя. В конце 1930-х годов участвовала в конкурсе на лучшее стихотворение.

    В результате, стихотворение «Мы вместе за школьной партой сидели…» было напечатано в «Учительской газете» и передано по радио.

    После начала Великой Отечественной войны, в семнадцатилетнем возрасте Юлия Друнина записалась в добровольную санитарную дружину при РОККе (Районное общество Красного Креста), работала санитаркой в глазном госпитале. Окончила курсы медсестер. В конце лета 1941 года, с приближением немцев к Москве, была направлена на строительство оборонительных сооружений под Можайском.

    Там, во время одного из авианалетов, она потерялась, отстала от своего отряда, и была подобрана группой пехотинцев, которым была очень нужна санитарка. Вместе с ними Юлия Друнина попала в окружение и 13 суток пробиралась к своим по тылам противника.

    Именно в этом пехотном батальоне — вернее, в той группе, что осталась от батальона, попавшего в окружение, — Юля встретила свою первую любовь, самую возвышенную и романтическую. В стихах и в воспоминаниях она называла его Комбат — с большой буквы, но нигде не упоминала его имени, хотя память о нём пронесла через всю войну и сохранила навсегда.

    Уже в самом конце труднейшего пути, при переходе линии фронта, когда в группе оставалось всего 9 бойцов, командир батальона подорвался на противопехотной мине. Вместе с ним погибли ещё двое бойцов, а Друнину сильно оглушило.

    Оказавшись снова в Москве осенью 1941, Юлия Друнина вскоре вместе со школой, в которой директором был её отец, была эвакуирована в Сибирь, в Заводоуковск.

    Ехать в эвакуацию она не хотела и согласилась на отъезд только из-за тяжелобольного отца, перенесшего в начале войны инсульт. Отец умер в начале 1942 года на руках дочери после второго удара.

    Похоронив отца, Юлия решила, что больше её в эвакуации ничто не держит, и уехала в Хабаровск, где стала курсантом Школы младших авиационных специалистов (ШМАС).

    Учёба в школе стала для Друниной очередным кошмаром — очень «социально неоднородный» коллектив её окружал, да и техническая наука давалась с трудом. Через некоторое время девушкам — младшим авиаспециалистам объявили, что их вместо отправки в боевые части переводят в женский запасной полк.

    Перспектива оказаться вдали от фронта казалась для Друниной ужасной.

    Узнав о том, что девушек-медиков, в порядке исключения, все-таки направят в действующую армию, она спешно нашла свое свидетельство об окончании курсов медсестер и уже через несколько дней получила направление в санитарное управление 2-го Белорусского фронта.

    По прибытии на фронт Юлия Друнина получила назначение в 667-й стрелковый полк 218-й стрелковой дивизии. В этом же полку воевала санинструктор Зинаида Самсонова (погибла 27 января 1944 года, посмертно удостоена звания Героя Советского Союза), которой Друнина посвятила одно из самых проникновенных своих стихотворений «Зинка».

    В 1943 году Друнина была тяжело ранена — осколок снаряда вошел в шею слева и застрял всего в паре миллиметров от сонной артерии.

    Не подозревая о серьезности ранения, она просто замотала шею бинтами и продолжала работать — спасать других. Скрывала, пока не стало совсем плохо. Очнулась уже в госпитале и там узнала, что была на волосок от смерти.

    В госпитале, в 1943 году, она написала свое первое стихотворение о войне, которое вошло во все антологии военной поэзии:

    После излечения Друнина была признана инвалидом и комиссована. Вернулась в Москву. Попыталась поступить в Литературный институт, но неудачно — её стихи были признаны незрелыми. Не попав в институт, оставаться, в Москве Юля не захотела и решила вернуться на фронт. К счастью, её признали годной к строевой службе.

    Друнина попала в 1038-й самоходный артиллерийский полк 3-го Прибалтийского фронта. Воевала в Псковской области, затем в Прибалтике. В одном из боев была контужена и 21 ноября 1944 года признана негодной к несению военной службы. Закончила войну в звании старшины медицинской службы. За боевые отличия была награждена орденом Красной звезды и медалью «За отвагу».

    Пережитое на войне стало отправной точкой в развитии поэтического мировосприятия Друниной и сквозной темой её творчества.

    В декабре 1944 года Юлия Друнина снова возвращается в Москву. Несмотря на то, что шла уже середина учебного года, она сразу же пришла в Литературный институт, и стала посещать занятия первого курса. Выгнать инвалида войны никто не решился.

    В Литературном институте в конце 1944 года Юлия Друнина познакомилась со своим однокурсником, фронтовиком, комиссованным по ранению, и начинающим поэтом Николаем Старшиновым. Вскоре они поженились. В 1946 году родилась дочь Елена.

    Из-за замужества и рождения дочери Юлия пропустила несколько лет учёбы в институте и закончила его только в 1952 году. Стихов в тот период не писала. Молодая семья ютилась в маленькой комнатке, в общей квартире, жили сверхбедно, впроголодь.

    В 1960 Друнина и Старшинов расстались.

    В начале 1945 года в журнале «Знамя» была напечатана подборка стихов Юлии Друниной, в 1948 году — стихи «В солдатской шинели».

    В марте 1947 года Друнина приняла участие в Первом Всесоюзном совещании молодых писателей, была принята в Союз писателей, что поддержало её материально и дало возможность продолжать свою творческую деятельность. В 1948 году вышла первая книга стихов Юлии Друниной «В солдатской шинели».

    В последующие годы сборники выходили один за другим: в 1955 год — сборник «Разговор с сердцем», в 1958 году — «Ветер с фронта», в 1960 году — «Современники», в 1963 году — «Тревога» и другие сборники. В 1967 году Друнина побывала в Германии, в Западном Берлине.

    Во время поездки по ФРГ её спросили: «Как Вы сумели сохранить нежность и женственность после участия в такой жестокой войне?» Она ответила: «Для нас весь смысл войны с фашизмом именно в защите этой женственности, спокойного материнства, благополучия детей, мира для нового человека».

    В 1970-е годы выходят сборники: «В двух измерениях», «Я родом не из детства», «Окопная звезда», «Не бывает любви несчастливой» и другие. В 1980 году — «Бабье лето», в 1983 году — «Солнце — на лето». Среди немногих прозаических произведений Друниной — повесть «Алиска» (1973), автобиографическая повесть «С тех вершин…» (1979), публицистика.

    В 1954 году Юлия Друнина поступила на сценарные курсы при Союзе кинематографистов. Здесь она познакомилась с известным киносценаристом Алексеем Яковлевичем Каплером. Любовь вспыхнула сразу, но ещё шесть лет Юлия боролась с этим чувством, сохраняя верность мужу, пытаясь сохранить семью.

    В 1960 году Друнина все-таки рассталась с Николаем Старшиновым и, забрав с собой дочку, ушла к Каплеру, который также развелся. Супружество Каплера и Друниной, продлившееся 19 лет, было очень счастливым. Юлия посвятила мужу, своей любви к нему, огромное количество стихов — хотя и меньше, чем о войне, но больше, чем о чём бы то ни было другом.

    Смерть Каплера в 1979 году так и осталась для Друниной невосполнимой утратой.

    С большими надеждами на лучшее будущее Юлия Друнина восприняла перестройку конца 1980-х.

    В 1990 году стала депутатом Верховного Совета СССР, много выступала в периодической печати не только со стихами, но и с публицистическими статьями, в которых с тревогой писала о том, как неоднозначно проходит перестройка, как у многих людей происходит девальвация высоко ценимых ею моральных и гражданских ценностей. На вопрос, зачем она баллотировалась в депутаты, Друнина однажды ответила: «Единственное, что меня побудило это сделать, — желание защитить нашу армию, интересы и права участников Великой Отечественной войны и войны в Афганистане». Разочаровавшись в полезности этой деятельности и поняв, что сделать ничего существенного не сможет, вышла из депутатского корпуса. Трагически был воспринят Юлией Владимировной развал СССР.

    Юлия Друнина трагически ушла из жизни, покончив с собой 21 ноября 1991 года. Основной причиной самоубийства, судя по всему, послужило личные утраты (смерть второго супруга, известного кинорежиссёра А. Каплера) и крушение общественных идеалов.

    В одном из писем, написанных перед уходом из жизни, Друнина так описывала свои переживания: «…Почему ухожу? По-моему, оставаться в этом ужасном, передравшемся, созданном для дельцов с железными локтями мире такому несовершенному существу, как я, можно, только имея крепкий личный тыл…»

    Вспоминает Л. И. Грач: «Она, как и многие в те дни, не смогла смириться с происходящим. Открыла в своём гараже, где у неё стоял „москвич“, выхлопную трубу и задохнулась. Нашли её предсмертную записку, где она просила похоронить её возле мужа, известного драматурга Алексея Каплера.

    В своё время Друнина и Каплер отдыхали в Коктебеле и ходили по 25 километров в Старый Крым. Наверное, поэтому Друнина похоронила его на Старокрымском кладбище».

    На входной двери дачи (где в гараже она отравилась выхлопными газами автомобиля) Юлия Владимировна оставила записку, обращенную к зятю: «Андрюша, не пугайся.

    Вызови милицию и вскройте гараж».




    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *